bloody_mary-chan
Вы видите, но вы не наблюдаете
Название: Хачико по кличке Тигр
Автор: bloody_mary
Беты (редакторы): Alicebelle
Фэндом: Junjou Romantica
Основные персонажи: Акихико Усами (Усаги-сан / Акикава Яёй) , Мисаки Такахаши
Пэйринг или персонажи: Усаги/Мисаки
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Романтика, Юмор, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер: Мини, 3 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
Просто уютный домашний мини, не несущий в себе большой смысловой нагрузки.
Мисаки нашел на улице милейшего щеночка. Усаги разрешает его приютить, но вскоре ревность берет верх.

Посвящение:
Мари.Как заказчику и верному читателю =D
Публикация на других ресурсах:
с разрешения
Примечания автора:
И так, начнем с того, что я намеренно использовала "Хачико" Вместо "Хатико".
Продолжим тем, что я лох, и напортачила с обложкой, так что в заглавии вместо "Кличке" стоит "Еличке".




Двадцатое января встретило Такахаши Мисаки ярким солнцем и прекрасным снегопадом за окном. Парень поежился в постели. Вставать и идти на учебу категорически не хотелось. Да что уж там, от одной мысли о зимнем ветре под одеждой по телу пробегали неприятные мурашки. Бедняга не в первый раз пожалел, что проснулся в своей комнате, а не в теплых объятьях любовника. Конечно, самому любовнику об этом знать было вовсе не обязательно. Тем более в период работы над новеллами Акикавы Яёй.
Мисаки зевнул и обреченно глянул на телефон, еще недавно разбудивший его отвратительной, режущей слух трелью. Нужно встать. Завтрак сам собой не приготовится.

***

Мысленно похвалив себя за практичность в вопросах одежды и здоровья, Мисаки блаженно уткнулся носом в мягкий вязаный шарф. Дорога в универ обещала быть непростой. Ветер бил в лицо, а снега навалило довольно много, что значительно усложняло ходьбу. В остальном это был самый обычный день.
Ровно до тех пор, пока у самых ворот универа парня не остановило… тявканье. Мисаки застыл. Лай, тонкий и хриплый, слишком жалостливый для взрослого пса повторился. Шатен замотал головой. Коробка с надписью «Забери меня домой, я стану твоим другом» обнаружилась чуть дальше, под ветвями внушительных размеров сакуры. Такахаши сглотнул. Из импровизированного домика на него большими грустными глазами глядел щенок породы Хачико. Парень снова замер и мотнул головой. Несчастный вой продолжался, но люди почему-то стойко его игнорировали. Так продолжаться не могло. Щенок мог замерзнуть насмерть, если бедолагу не подберут. Однако отвести малыша домой сейчас он не мог — занятия пропускать себе дороже. Остается только одно…

***

Мисаки чихнул и в очередной раз вздрогнул, вспоминая гневную тираду дьявола Камиджо, когда к нему в руки попала пушистая находка. Однако, как бы их преподаватель литературы ни препирался, животных он любил, так что отказать все равно не смог бы. Такахаши лично видел, как он подкармливал бездомного кота, поэтому сомнений в том, к кому обратиться, не было. Зато на повестке дня стоял вопрос посложнее — как уговорить Усаги-сана не выбрасывать животное на верную смерть? Снова тяжелый вздох. Безнадега.

***

Усами Акихико еще раз недовольно оглядел своего юного любовника. Сегодня ему повезло встретить мальчишку прямо у порога, но романтические планы писателя на свободный вечер были наглым образом прерваны нечтом в руках Такахаши. Нечто было чересчур пушистым и до тошноты милым. Оно довольно лаяло, щурилось и, что самое возмутительное, весело виляло хвостиком и облизывало пальцы студента.
— Что это? — в квартире ощутимо повеяло холодом, и Мисаки вдруг захотелось на улицу. Погреться. Но, надо отдать парню должное, лицо его осталось неизменным.
— Собака.
— Ясно. И что она делает здесь? — бровь писателя дернулась. Этот наглый Хачико невозмутимо устроился на коленях шатена.
— Эм… греется? — голос парнишки дрогнул, но он, зная, что Акихико слишком критичен в подобных вопросах, быстро сориентировался и продолжил, не оставляя шансов вставить хоть слово собеседнику. — Тут, понимаешь, какое дело, если его оставить на улице, не факт, что кто-то о нем позаботится. А ведь малыш совсем еще мал. А вдруг на него нападет бродячий пес, или даже несколько? А вдруг ночью начнется метель, и его занесет снегом? Или вредные детишки начнут издеваться? Давай оставим его хотя бы на время? А? А? Ну пожалуйста, Усаги-сан.
Писатель и рад бы был отказать, но, видит Бог, это было просто нереально. Эти зеленые умоляющие глаза, дрожащие от волнения губы и легкий румянец на щеках… Черт, да Усаги готов был накинуться на мальчишку прямо там, вот только после короткого сдавленного «хорошо» наглец, громко поблагодарив, вскочил с дивана и, чмокнув мужчину в щеку, смылся на кухню кормить лишний рот. Тогда Акихико это не очень волновало. Мисаки редко проявлял инициативу, и даже такое вот невинное касание губ могло осчастливить «великого и божественного», так что первый день закончился в мирной домашней обстановке.

***

Мисаки сиял. Питомец жил в его доме вот уже неделю, и с каждым днем парнишка все больше привязывался к малышу. Даже имя ему дал — Тора. «Тигр». Оно идеально подходило щенку, учитывая, каких размеров он будет, когда вырастет. О том, что вырастет звереныш быстро, Такахаши думал с каким-то неясным сожалением, вследствие чего еще больше времени проводил с собакой.
Последнее, к слову, ни капли не радовало Усами. Первые два дня все казалось нормальным, скорее всего, в связи с тем, что Айкава заставила-таки его поработать, и времени свободного не было. Но вот что было дальше…
На совместных завтраках Мисаки вечно подкармливал глупого пса, любуясь тем, как тот ест. А ведь раньше так мило справлялся о здоровье своего любовника. Кроме того, готовясь к занятиям, читая конспект, Такахаши с легкостью отвлекался на теребящего штанину Тору*, в то время как Усаги за попытку помешать постоянно отчитывал. А еще вечера. Акихико со скрежетом в зубах наблюдал, как его маленький любовник засыпал, гладя найденного Хачико.
В общем, писателю ужасно не хватало внимания. Не стоит также забывать о врожденной ревнивости. На восьмой день у бедняги сдали нервы.
— Это четвероногое существо убирается отсюда немедленно! — заявил Акихико, резко подняв щенка за шкирку. Лежавший до этого на диване Мисаки недоуменно глянул на любовника и резко вскочил.
— Что? Усаги-сан, ты о чем?
— Ты слышал, что я сказал. Собака не будет жить в моем доме.
— Да с какой стати?! — вспыхнул шатен, поняв, что дело серьезное.
— Сказал, не будет, значит, не будет. Что еще тебе объяснить? — глаза писателя были непривычно холодными. Мисаки невольно вспомнил их знакомство. Вспомнил, почему они невзлюбили друг друга.
— Ты просто невозможен! Все такой же эгоистичный придурок! — за речью студент не следил, но то, что Акихико снова включил мистера «совершенен и неприступен», взбесило неслабо.
— Что? — Усами вздохнул. Вот не хотел он ругаться, тем более из-за такой ерунды, как щенок, которого они даже не покупали. И он знал: единственное, что поможет избежать скандала, — правда. — Говоришь, «эгоистичный»? Если требовать внимания любимого человека — эгоизм, то ты прав. Если этим самым эгоизмом является ревность к тому, что отнимает тебя у меня, то ты и тут попал в точку, но, Мисаки, разве ты не знал, на что шел?
Парень, зло блестя глазами, выслушал речь. И застыл, чтобы в следующую секунду рассмеяться.
— Ревность? Усаги, серьезно? Знаешь, мой племянник хотя бы человек. Но Тора? Правда? — шатен говорил сквозь смех, пытаясь сровнять дыхание и совладать с дрожащим телом. Усами невольно улыбнулся.
— Малыш, я ревную тебя каждый день. К работе, к учебе, ко всему тому, что вне стен этой квартиры, но вот это, — мужчина указал на зверька, — это проникло в наш дом. Когда я в последний раз тебя целовал?
Только сумев успокоиться, Такахаши тут же закашлялся. И правда, когда? Думая об этом сейчас, он признавал, что и правда сам создал повод для ревности.
— Извини, — прошептал парень, опустив голову.
— Все нор…
— Но это не повод избавляться от бедного Торы! Ты же не хочешь опять бросить его на улице?
В поддержку словам Хачико жалобно заскулил. Усаги нахмурился.
— Все, что я тебе сказал, ты пропустил мимо ушей?! — голос дрогнул, раздражение начало брать верх.
— Я все прекрасно слышал! И признаю — виноват! Обещаю, впредь я буду к тебе внимательней, но это не значит, что мы должны избавиться от него.
— Что в этой псине такого, Мисаки?
— Он живой, Усаги-сан! Выбросить его означает убить своими руками! К тому же он на тебя похож…
— Что? — фиалковые глаза широко распахнулись. Мисаки же, сообразив, что сказал это вслух, зарделся до кончиков ушей.
— А… я… это…
Но было поздно. Писатель уже улыбался своей знаменитой улыбкой.
— Повтори, Мисаки. Что ты имел в виду?
— Я… — шатен хотел отказаться от своих слов. Правда хотел. Но глаза любимого теперь находились всего в паре сантиметров и… О, эти глаза. Они всегда умели гипнотически влиять на студента. — Ты ведь знаешь, да? Ты часто ведешь себя как дитё. Даже сейчас… Я не знаю точно, почему, но, глядя на Тору, я невольно вспоминаю тебя. Оно само так выходит! — закончив, Такахаши смущенно опустил голову. Писатель снова улыбнулся.
— Мисаки… — горячее дыхание опалило шею.
— Нет, я…
— Мисаки, — глаза в глаза из-за длинной челки.
— Усаги-сан…
— Мисаки, я люблю тебя, — шепот в самые губы и долгожданный поцелуй. И это стоило того, чтобы подождать, ведь парень и думать забыл, что обычно в таких случаях упирается.
Усаги углубил поцелуй и полностью опрокинул любовника на диван. Уже давно отпущенный Хачико с любопытным блеском в темных глазах наблюдал за хозяевами. Это дом, теперь пес был в этом уверен. А еще он совершенно точно покусает этого наглеца, что так нетактично схватил его за шкурку. Но это позже, когда удастся подрасти…

@темы: Усаги/Мисаки, аниме, манга, фанфик, чистая романтика, яой